Эволюционные основания промышленной политики

Промышленные кластеры можно определить как пространственные агломерации производителей, объединенных сетями интенсивных и разносторонних взаимосвязей. Понятие промышленного кластера отличается от понятия обычной промышленной агломерации тем, что, помимо пространственной концентрации предприятий, кластер предполагает функциональные связи между его участниками и комплиментарные компетенции.

Как и многие социально-экономические явления, кластеры меняются во времени и пространстве: они могут расти и развиваться (как и деградировать), нередко (но не всегда) синхронно с жизненным циклом доминирующей отрасли промышленности Этот эволюционный процесс "следует понимать, как непрерывное, никогда не прекращающееся взаимодействие зависимости от прошлого (path dependence), создания нового (path creation) и разрушения существующего (path destruction)".

Как правило, восходящую динамику эволюции кластеров связывают с развитием сетевых отношений и инновационным поведением, когда промышленные предприятия становятся частью инновационных кластеров (clusters of innovation) - пространственных скоплений организаций, взаимосвязанных в инновационном процессе, - производителей, поставщиков, провайдеров услуг, университетов, торговых организаций и др. Сегодня особое значение таких кластеров определяется, во-первых, тем, что в условиях глобализации бизнес получает лучшие возможности выбрать наиболее подходящие территории для приложения своих усилий. "Чем больше рынки глобализируются, тем больше вероятность того, что ресурсы будут перетекать в более привлекательные регионы, укрепляя тем самым роль кластеров и влияя на региональную специализацию". Результат таких процессов заключается в том, что, например, в Европе до 40% занятых работают на предприятиях, входящих в кластеры. И во-вторых, тем, что традиционная линейная модель инноваций (в виде последовательного процесса "фундаментальные исследования - прикладные исследования - НИОКР - новые технологии и продукты") постепенно утрачивает свое значение. При этом все актуальнее становится пространственная модель "обучающегося региона" (learning region), где инновации требуют параллельного развития способностей к обучению и формированию стратегического инновационного поведения разнообразных и взаимодополняемых экономических субъектов, которые выигрывают "от географической близости, способствующей потокам неявных знаний и незапланированным взаимодействиям, которые являются критически важными элементами инновационного процесса". Государственная политика по отношению к промышленным кластерам, вступающим на траекторию восходящей динамики, предусматривает меры "по сосредоточению зачастую тематически рассеянных компаний на особых точках. Эти фокальные точки генерируют первые совместные действия в пределах кластера и позволяют ему войти в фазу роста".

Нисходящая динамика эволюции кластеров приводит к формированию территориальных замкнутостей (lock-ins), в частности, в старопромышленных регионах, когда "первоначально сильные стороны, базирующиеся на географии и сетевых контактах, такие, как промышленная среда, высокоспециализированная инфраструктура, тесные отношения между предприятиями и сильная поддержка региональных институтов, превращаются в барьеры на пути инноваций". Эту ситуацию тоже можно характеризовать как провалы приспособленности, но только уже с акцентом не на национальные (как в ситуации с НИС), а на территориальные аспекты проблемы. Важной причиной такой замкнутости старопромышленных регионов выступают организационные рутины самоподдерживающихся региональных коалиций бизнеса и политиков (self-sustaining coalition), в которых представители крупных компаний предпочитают не инвестировать в реструктуризацию бизнеса, поскольку опасаются потерь квалифицированных работников, а представители власти не заинтересованы в такой реструктуризации, поскольку опасаются потерь налоговых поступлений. Чтобы избежать продолжения неблагоприятных тенденций, приводящих к стагнации или упадку, и перейти на иную траекторию развития, вовлеченную в обновление, требуется культивирование (с учетом территориального контекста) организационных рутин, формирующих способности таких коалиций к активизации инновационно ориентированной адаптации старопромышленных кластеров, к созданию новых кластеров в укоренившихся отраслях промышленности и к развитию наукоемких видов деятельности. Результативность таких действий, опять-таки, не сводится к показателям текущей эффективности, а требует применения долгосрочных индикаторов роста (например, критерия сбалансированного развития).

Выводы

"Кембридж - премьер-министр Великобритании Гордон Браун продвигает ее в качестве средства создания рабочих мест для высококвалифицированных специалистов. Президент Франции Николя Саркози говорит о ее использовании для сохранения рабочих мест в промышленности Франции. Главный экономист Всемирного банка Джастин Лин открыто поддерживает ее как способ ускорения структурных преобразований в развивающихся странах. МакКинси советует правительствам, как все это сделать правильно. Промышленная политика вернулась".

Перейти на страницу: 1 2 3 4

Другое по теме

Прогнозирование конъюнктуры хлебобулочного рынка
Для обеспечения эффективного использования редких ресурсов и максимального удовлетворения потребительских требований специфика современной жизни требует от субъектов экономических отношений проведения глубокого анализа протекающих на рынке процессов. Что соответственно явля ...

Разделы