Российский вариант "голландской болезни"

Кажущаяся неразрешимость проблемы нефтедолларов говорит о несостоятельности экономической политики правительства. Экономика России тонет в нефтедолларах. Многие эксперты спешат продемонстрировать эрудицию и ставят диагноз российской экономике: "голландская болезнь". Ее симптомы мы рассмотрели выше. Центральный банк вынужден печатать рубли, чтобы выкупить нефтедоллары, которых в страну поступает слишком много. Этим он не сильно увлекается, так как боится раскрутить инфляцию, а потому валюты на рынке вполне достаточно, чтобы реальный курс рубля увеличивался.

Исходя из анализа сложившейся ситуации, аналитики делают вывод: основной причиной замедления экономического роста являются большие доходы от экспорта сырьевых и энергетических ресурсов. Поступающая в страну валюта оказывает "давление на валютный курс, и в итоге теряется конкурентоспособность, прежде всего обрабатывающей промышленности и всей остальной неэкспортной экономики", отмечает помощник президента.

Утечка капитала из России в 2000 году, по оценке министра экономразвития Германа Грефа, составила 28 млрд. долл., то есть увеличилась по сравнению с 1999 годом на 4 млрд. долл. Но нефтедолларов по-прежнему слишком много. Сокращение объема обязательных продаж валютной выручки ничего хорошего не обещает: инфляция, возможно, снизится, хотя многие эксперты сомневаются, что основной ее источник - в чрезмерной закупке Центробанком долларов, но реальный валютный курс рубля укрепится в ближайшем будущем. Следовательно, потеря конкурентоспособности отечественными производителями, увеличение импорта, ухудшение платежного баланса и так далее. Для "утилизации" нефтедолларов в Бюджетном послании президента предлагается создать Стабилизационный фонд, доходная часть бюджета формируется из расчета мировой цены на нефть в 12 долларов за баррель. При более благоприятной конъюнктуре все дополнительные поступления в бюджет должны направляться в стабилизационный фонд.

Все предлагаемые меры не решают коренным образом порождаемые им проблемы. Стабилизационный фонд - эффектный ход, но это временное прибежище - пока не расплатимся с долгами. Также очевидно, что несерьезно рассматривать вывоз капитала как основную меру по стабилизации рублевого курса. А поток нефтедолларов будет нарастать, так как российские нефтяные компании и без участия иностранного капитала уже наращивают добычу на десятки миллионов тонн в год. Прирост, естественно, идет на экспорт. А значит, новые сотни миллионов нефтедолларов должны поступить в страну. И тут неизбежно возникает вопрос об экономической обоснованности масштабной реализации нефтегазовых проектов на условиях раздела продукции.

Таким образом, единственным эффективным методом лечения "голландской болезни" является максимальное изъятие государством природной ренты по праву собственника недр. Сейчас же государство вынуждено выкупать ее у арендатора недр. Норвежский опыт прямого участия государства в нефтегазовых проектах для наших правящих либералов неприемлем, так как их экономический стратег Герман Греф твердо уверен, что все государственное используется неэффективно, а посему не имеет права на существование.

Есть и другой способ изъятия горной ренты. Усиление рентных принципов в налоговых платежах. В принципе этот вариант в какой-то мере реализуется в системе налогообложения США, Канады и других развитых стран, где доля государства в прибыли нефтепромышленника исчисляется не в среднем по стране, а по каждой скважине. У нас же господствуют среднепотолочные подходы Министерства финансов при формировании налоговых параметров природопользования, что позволяет нефтяным компаниям убедительно доказывать непосильность налогового бремени.

Совершенно очевидно, что правительство не может в рамках либеральной модели направить валютные средства, заработанные на продаже природных ресурсов, в несырьевой сектор экономики. В действительности причина неудач - в отсутствии внятной экономической политики правительства.

Заключение

В долгосрочной перспективе «голландская болезнь» в России приведет к перемещению ресурсов из обрабатывающего сектора в добывающий. Кроме того, длительная зависимость экономики от экспорта сырья ослабляет стимулы для развития обрабатывающих отраслей и создания новых технологий. А именно технический прогресс, а не накопление факторов производства, является источником долгосрочного роста .

«Голландская болезнь» делает экономику гораздо более волатильной: и ресурсный сектор, и неторгуемый, живущий на спрос, генерируемый экспортерами сырья, целиком зависят от мировых цен на ресурс. Это отрицательно сказывается на инвестиционной активности России. Но главная проблема заключается в том, что в условиях высокой ресурсной ренты у элит появляется стимул к поиску личной выгоды, а не к созданию институтов с целью поддержать экономический рост.

Перейти на страницу: 1 2

Другое по теме

Проект цеха по производству изделий из керамики (на примере ОАО МЗСМ)
Организация производства - это научно-обоснованная система объединения и сочетания элементов производства во времени и пространстве с целью достижения поставленных целей и задач. Объектом рассмотрения в курсовой работе является ОАО «Минский завод строительных матери ...

Разделы